Изобразительное искусство

В годы Великой Отечественной войны в Киргизии, как и в др. республиках, получила развитие агитационная графика — плакат, карикатура и пр. Л. А. Ильина, А. И. Михалёв, А. И. Игнатьев, И. П. Гальченко, А. Т. Евдаков и др. художники в содружестве с поэтами Киргизии создавали плакаты «Окна КирТАГа». Плакаты выпускались регулярно и качество графических работ улучшалось из номера в номер. В выпуске агитплакатов активное участие принимали находившиеся в то время в Киргизии график Д. А. Шмаринов, живописец Н. М. Кочергин, скульптор А. А. Мануйлов и др. московские и ленинградские художники. В 1942 скульпторы А. А. Мануйлов п О. М. Мануйлова создали памятник Герою Советского Союза генералу И. В. Панфилову во Фрунзе — первое произведение советской монументальной скульптуры в годы войны. В живописи на первый план выдвинулась тематич. картина, посвященная героич. военным подвигам и трудовой жизни тыла («Колхозный сторож», 1941—42, С. М. Акылбекова; «Проводы на фронт», 1942, А. И. Игнатьева; «Письмо с фронта», 1943, Г. Айтиева; «На строительстве Большого Чуйского канала», 1943, И. П. Гальченко, КГМИИ, Фрунзе). Во Фрунзе были устроены большие художественные выставки: «Великая Отечественная война», 1941, «Выставка лучших работ художников Киргизии», 1942, «Колхозная Киргизия», 1944.

Во 2-й половине 40-х — начале 50-х гг. расширяется круг киргизских художников, совершенствуется их мастерство. Живописцы обращаются к темам героического прошлого киргизского народа, Великой Отечественной войны, созидательного труда и высокого нравственного облика современника. Особое развитие получает пейзаж, в к-ром природа и человек показаны в неразрывном единстве (С. А. Чуйков, «Утро», 1947, Третьяковская галерея, Москва, картины «Киргизской колхозной сюиты», 1938—48 и др.). Лучшим произведениям сюиты С. А. Чуйкова свойственны поэтичность, песенность, эпическая обобщённость и монументальность образов, порой доведённых до символического звучания («Дочь Советской Киргизии», 1948, Третьяковская галерея, Москва). Созерцательно спокойны строгие и ясные по композиции пейзажи-картины Г. Айтиева («Полдень», 1954, Третьяковская галерея, Москва), лиричны и эмоциональны пейзажи С. М. Акылбеков» («Окраина колхоза им. Шопокова», 1950, КГМИИ, Фрунзе), А. И. Игнатьева («На водопое», 1947, КГМИИ, Фрунзе). К сюжетно-тематической картине обращаются художники Л. Ф. Деймант («Токтогул в ссылке», 1952— 54, КГМИИ, Фрунзе), В. С. Тюрин («Задушевный разговор», 1956, КГМИИ, Фрунзе), Д. Н. Флекман («М. В. Фрунзе в камере смертников», 1958, КГМИИ, Фрунзе). В конце 50-х гг. начали работать молодые кирг. художники, получившие образование в художеств. ин-тах Москвы, Ленинграда, Ташкента: А. Усубалиев, К. Керимбеков, Дж. Кожахметов, М. Оморкулов, А. Молдахматов.

Большое развитие в 40—50-е гг. получила графика, главной задачей к-рой стало отображение важных событий современности. Глубиной, психологич. выразительностью выделяются станковые произведения (гравюры на дереве, линолеуме, офорты и др.) и иллюстрации Л. А. Ильиной. В серии цветных линогравюр «Слово о киргизской женщине» с большой эмоциональной силой и романтич. приподнятостью художницей воплощён образ кирг. женщины-труженицы. Острым чувством современности проникнуты гравюры А. А. Сгибнева, акварели и цветные автолитографии А. Н. Михалёва, автолитографии Л. Г. Трусковского, разнообразные по тематике и по технике исполнения графич. листы И. А. Белевича, акварели Р. Б. Нуделя. Портретные линогравюры, литографии, акварели создают М. Оморкулов, А. С. Осташев. С развитием полиграфии в Киргизии возросло значение графики, в области к-рой успешно стали работать Л. А. Ильина (иллюстрации к книгам «Абай» М. Ауэзова, 1950: «Решающий шаг» Б. Кербабаева, 1951), с середины 50-х гг. — А. С. Осташев, В. Г. Рогачёв, В. С. Гладков, Л. А. Шубин, А. А. Сгибнев и др.

Kirghiz.Ru :: Киргизская ССР
© 2011-2015 :: Все права защищены
главная | о проекте | оглавление
Статистика: